Подвиг танкиста зиновия григорьевича колобанова

Уничтожить 22 танка за 30 минут. Подвиг танкиста Колобанова

Все это было так:В молчании суровомСтоит тяжелый танк,В леске замаскирован,Враги идут толпойЖелезных истуканов,Но принимает бойЗиновий Колобанов.

Эти стихи — лишь небольшой отрывок из поэмы, которая была написана в сентябре 1941 года поэтом Александром Гитовичем в честь командира 3-й танковой роты 1-го танкового батальона 1-й танковой дивизии старшего лейтенанта Зиновия Колобанова.

За месяц до этого, — 20 августа 1941 года экипаж танка, которым командовал 30-летний Колобанов, уничтожил в одном бою 22 немецких танка. Всего же за этот день 5 танков роты Колобанова подбили 43 вражеских танка.

Кроме того, были уничтожены артиллерийская батарея, легковая машина и до двух рот гитлеровской пехоты.

Это произошло как раз в те дни, о которых сложилось прочное мнение: советские войска в начале Великой Отечественной войны только отступали, не оказывая врагу серьезного сопротивления. Геройские свершения Зиновия Колобанова и его подчиненных призваны развеять этот миф – Красная Армия билась летом 1941 года с фашистско-немецкими захватчиками изо всех сил.

Приказ комдива: «Стоять насмерть!»

В конце августа 1941 года 3-я танковая рота Колобанова обороняла подступы к Ленинграду в районе города Красногвардейска. Каждый день, каждый час был «на вес золота» — из северной столицы эвакуировались военные предприятия и мирное население. 19 августа З.

Колобанов получил личный приказ от командира дивизии: перекрыть три дороги, которые ведут к городу со стороны Луги, Волосово и Кингисеппа. Защитить три дороги пятью танками – с эти мог справиться только он.

Танкист к тому времени прошел финскую войну, трижды горел в танке, но каждый раз возвращался в строй.

Танки «Климент Ворошилов» КВ-1 против немецких Pz.Kpfw.35(t)

Существует схема того самого боя.

Позиция тяжело танка КВ-1 Колобанова находилась на высоте с глинистым грунтом, на расстоянии около 150 м от развилки дорог, около которой росли две березы, получившие название «Ориентир №1», и примерно в 300 м от перекрестка, обозначенного «Ориентир №2». Длина просматриваемого участка дороги около 1000 м, 22 танка легко размещаются на нем при походной дистанции между танками 40 м.

Выбор места для ведения огня по двум противоположенным направлениям (такая позиция называется капонир) объясняется следующим. Противник мог выйти на дорогу на Мариенбург либо по дороге от Войсковиц, либо по дороге от Сяськелево.

В первом случае пришлось бы стрелять в лоб. Поэтому капонир был вырыт прямо напротив перекрестка с таким расчетом, чтобы курсовой угол был минимальным.

При этом пришлось смириться с тем, что расстояние до развилки сократилось до минимума.

Именно на такой машине воевал Колобанов.

Около 14:00 20 августа после безрезультатно завершившейся авиаразведки, которую провели немцы, по приморской дороге на совхоз Войсковицы проследовали немецкие разведчики-мотоциклисты, которых экипаж Колобанова беспрепятственно пропустил, дождавшись подхода основных сил противника.

За полторы – две минуты, пока головной танк преодолевал расстояние до перекрестка, Колобанов убедился, что в колонне нет тяжелых танков, окончательно составил план боя и решил пропустить всю колонну до развилки (Ориентир № 1). В этом случае все танки успевали пройти поворот в начале насыпной дороги и оказаться в пределах досягаемости его пушки. В колонне двигались лёгкие танки Pz.Kpfw.

35(t) немецкой 6-й танковой дивизии (в других источниках также называются 1-я или 8-я танковые дивизии).

Подбив танки в голове, середине и в конце колоны, Колобанов не только заблокировал дорогу с обоих концов, но и лишил немцев возможности съехать на дорогу, ведущую на Войсковицы. Во вражеской колонне возникла страшная паника.

Одни танки, пытаясь скрыться от губительного огня, лезли под откос и там вязли по башни в болоте. Потом и они были сожжены. Другие, пытаясь развернуться, натыкались друг на друга, сбивая гусеницы и катки.

Перепуганные экипажи, выскакивая из горящих машин, в страхе метались между ними. Большинство из них попадали под пулеметный огонь.

За 30 минут боя экипаж Колобанова подбил все 22 танка в колонне. Из двойного боекомплекта было израсходовано 98 бронебойных выстрелов. После боя на КВ-1 Зиновия Колобанова  насчитали более сотни попаданий.

Танк КВ-1 с повреждениями.

Представить к награде!

Сразу после этого танкового сражения, закончившегося полной победой советского оружия, в газете «Красная звезда» появилась заметка о подвиге танкиста Колобанова. 

А в архивах Министерства обороны сохранился уникальный документ – наградной лист Зиновия Колобанова.

Лист 1 страницы.

В нем подтверждается информация о количестве подбитых танков, но, пожалуй, самое главное, —  Зиновия Колобанова и всех членов его экипажа за проявленные в победоносном бою мужество и героизм были представлены к званию Герой Советского Союза.

Но высшее командование не сочло, что подвиг танкистов заслуживает столь высокой оценки.

Зиновия Колобанова наградили орденом Красного Знамени, Андрея Усова — орденом Ленина, Николая Никифорова — орденом Красного Знамени, а Николая Родникова и Павла Киселькова — орденами Красной Звезды.

После подвига

Ещё три недели после боя под Войсковицами рота старшего лейтенанта Колобанова сдерживала немцев на подступах к Красногвардейску в районе Большой Загвоздки. За это время 5 танков Колобанова уничтожили три миномётных батареи, четыре противотанковых орудия и 250 немецких солдат и офицеров.

13 сентября 1941 года Красногвардейск был оставлен частями Красной Армии. Рота Колобанова была опять оставлена на самом важном в тот момент рубеже – она прикрывала отход последней войсковой колонны на город Пушкин. 

Танк КВ-1

15 сентября 1941 года старший лейтенант Колобанов был тяжело ранен. Ночью на кладбище города Пушкин, где танки заправлялись топливом и боеприпасами, рядом с КВ Зиновия Колобанова разорвался немецкий снаряд. Танкист получил осколочное ранение головы и позвоночника, контузию головного и спинного мозга.

Война для Зиновия Колобанова закончилась.

Его отправили на лечение в Травматологический институт Ленинграда, в тот самый город, который танкист так успешно оборонял.

До наступления блокады северной столицы, герой-танкист был эвакуирован и до 15 марта 1945 года лечился в эвакогоспиталях № 3870 и 4007 в Свердловске. Но летом 1945 года, восстановившись после ранения, Зиновий Колобанов вернулся в строй.

Ещё тринадцать лет он служил в армии, выйдя в запас в звании подполковника, затем много лет жил и работал на заводе в Минске.

С женой и сыном.

 В начале 1980-х годов на месте боя под Войсковицами было решено поставить памятник. Зиновий Колобанов написал письмо министру обороны СССР Дмитрию Устинову с просьбой выделить танк для установки на постамент, и танк был выделен, правда, не КВ-1, а более поздний ИС-2.

Однако сам факт того, что министр удовлетворил просьбу Колобанова, говорит о том, что о герое-танкисте он знал, и подвиг его под сомнение не ставил.

Почему не герой? На вопрос: «Почему герою-танкисту Колобанову ни в годы Великой Отечественной войны, ни после ее окончания так и не было присвоено звание Герой Советского Союза?» есть два ответа.

И оба они кроются в биографии танкиста Зиновия Григорьевича Колобанова.

Первая причина — после войны журналист «Красной Звезды» А.Пинчук опубликовал информацию, что якобы за прорыв линии Маннергейма Колобанов З.Г. стал Героем Советского Союза (в начале марта 1940 года получил Золотую Звезду и орден Ленина) и ему присвоили внеочередное звание капитана.

Но за братание его подчинённых с финскими военнослужащими после подписания Московского мирного договора от 12 марта 1940 года Колобов З.Г. был лишён и звания, и награды, документальных сведений, подтверждающих получение Колобановым З.Г.

звание Героя Советского Союза за участие в Финской войне, нет.

Вторая причина — 10 декабря 1951 года Колобов был переведён в Группу советских войск в Германии (ГСВГ), где проходил службу до 1955 года. 10 июля 1952 года З. Г. Колобанову присвоено воинское звание подполковник, а 30 апреля 1954 года Указом Президиума Верховного Совета СССР награждён орденом Красного Знамени (за 20 лет выслуги в армии).

В это время из танкового батальона в английскую оккупационную зону дезертировал советский солдат. Спасая комбата от военного трибунала, командарм объявил Колобанову З.Г. о неполном служебном соответствии и перевёл его в Белорусский военный округ.

В советское время наличие в биографии даже одной из перечисленных причин было вполне достаточно для того, чтобы отказать в присвоении звания Героя Советского Союза.

Зиновий Колобанов ушёл из жизни в 1994 году, но ветеранские организации, общественники и историки по сей день предпринимают попытки добиться присвоения ему звания Героя России.

В Гатчинском районе Ленинградской области, там где воевал Зиновий Колобанов в 1941 году, был организован сбор подписей под обращением с просьбой удостоить героя-танкиста заслуженной им в самом начале Великой Отечественной войны высокой награды посмертно. В год 70-летия Победы, по мнению общественности, это было бы вполне логично и уместно.

Источник: https://tvzvezda.ru/news/forces/content/201503011549-5vku.htm

Подвиг Зиновия Колобанова

В начале 90-х годов в России появились переводы мемуаров немецких генералов, офицеров и даже простых солдат. Оно конечно не плохо для более широкого понимания истории Второй Мировой войны, и даже полезно для расширения кругозора. Но вот только после прочтения некоторых воспоминаний становится удивительно почему Советский Союз не рассыпался на молекулы.

Если великий воздушный ас Рудель в одиночку перемолол половину Красной Армии, а танковый гений Виттман уничтожил 260 наших танков и самоходок, то возникает странный вопрос — почему не они, а мы выиграли войну. Ах да, как же я забыл — мы завалили их трупами. О потерях в Войне я обязательно расскажу как-нибудь позже. Сейчас речь о другом. О пропагандисткой машине.

Давно замечено, что чем хуже идут дела на фронте, тем больше у проигрывающей стороны становится выдающихся летчиков, великих подводников, и бессмертных танкистов, чьи подвиги выходят за рамки реального и возможного. Приведу один пример.

В начале 1944 года под украинским городом Корсунь-Шевченковский мы взяли в котёл мощную группировку противника, и полностью её уничтожили.

Но вот если почитать некоторых немецких историков, то можно узнать, что сводный полк из «Тигров» и «Пантер», который шел окруженцам на помощь, за пять дней боев уничтожил ни много, ни мало, а 267 советских танков. Это, между прочим, целая танковая армия.

«Тигры» и «Пантеры» – очень хорошие танки, и пожгли они наших не мало, спору нет, но тут акцент в другом – в том, что свои потери немцы обозначили всего в ОДИН «Тигр» и ТРИ «Пантеры». Причем, этот «Тигр» подбили НЕ русские, его якобы, по ошибке уничтожила своя же «Пантера» — случайно стрельнула ему в корму.

Так вот, в том немецком полку было 90 танков, через две недели от них осталось всего 14-ть, а в мемуарах нет ни слова, куда же пропали остальные 76 немецких машин.

Наверное, сами сломались, сами утонули в реках и болотах, или у них просто закончилось топливо, а может быть, они застряли в жирном украинском черноземе. Просто гусеницы забило грязью, и танки не смогли двигаться дальше.

И советские войска здесь совершенно не причем. В общем, об этой странной пропаже семидесяти шести танков немецкие историки скромно умалчивают.

Кстати, тот сводный полк, который пытался пробить дорогу окруженным под Корсунем корпусам, свою задачу так и НЕ выполнил — он не прорвал кольцо, и немецкое командование этот полк расформировало. А и в самом деле, почему бы не разогнать разгильдяев, которые потеряли свои машины исключительно из-за ужасной русской грязи.

Всё, о чём я только что рассказал, было неким размышлением на тему пропаганды подвигов, вступлением к главной теме моей заметки.

Читайте также:  Как уменьшить расстояние между абзацами в word

Если принимать за чистую монету утверждения немецких танкистов и журналистов, то рекордом надо считать бои под Черкассами. Однако это не так. Абсолютный танковый рекорд принадлежит нашему герою – старшему лейтенанту Зиновию Григорьевичу Колобанову.

Его подвиг вошел в Книгу Рекордов Гиннеса, как самый успешный и результативный танковый бой за всю историю войн.

Произошло это 20-го августа 41-го года на подступах к Ленинграду, недалеко от города Гатчина, у посёлка Войсковицы. Немецкая группа армий «Север» рвалась к нашей Северной столице.

Командир роты Зиновий Колобанов получил приказ перекрыть три ключевых дороги силами пяти танков. Три дороги и всего пять танков.

Колобанов к тому моменту уже имел богатый военный опыт – он прошел Финскую войну, трижды горел там в танке, и даже был награжден званием героя Советского Союза.

Поэтому он очень рационально распределил силы и расставил машины в самых тактически верных местах. Он приказал зарыть все танки в землю по самую башню, и хорошо их замаскировать. Своему командирскому КВ-1 он выбрал очень удобное место в самом центре обороны и закопал его на пригорке. Это расположение позволяло держать под контролем огромную площадь и перекрёсток двух дорог.

Наконец появились давно ожидаемые «гости» — колонна немецкой техники. В её голове ехали мотоциклисты и грузовики. Командир батальона приказал по связи немедленно открыть огонь. Ему, наверное, из Гатчины была лучше видна обстановка.

Причем приказал жестко, как это часто бывало на фронте — матом. И знаете, как на это отреагировал Колобанов? Он просто взял, и отключил связь.

Потому, что стрелять по мотоциклистам-разведчикам – это значит преждевременно обнаружить себя и сорвать все свои планы.

И вот на дорогу вышла танковая колонна. Сверхчеловеки ехали совершенно расслабленные.

Как до этого по Европе: люки открыты, командиры торчали из башен спокойно и смотрели нахально, у многих были расстегнуты воротники и оголены руки до локтей, один что-то жевал, другой смотрел в бинокль… И тут грянул первый выстрел.

Головной танк загорелся, его развернуло поперек шоссе, и он тем самым перекрыл дальнейшее движение. Второй выстрел – второй горящий танк наехал на первый, и украсил собой стальную композицию. Следующие выстрелы были перенесены по хвосту колонны, и там заполыхало три машины.

Пробка на дороге окончательно сформировалась. А потом началось расформирование этой танковой колонны. Как куропаток в лесу, как жестяные фигурки в тире, «Климент Ворошилов» командира Зиновия Колобанова и наводчика Андрея Усова за пол часа настрелял 22 вражеских танка.

Немцы очень долго не могли понять — откуда по ним стреляют, но потом по вспышкам орудия определили, и открыли шквальный огонь по КВ, разметали маскировку, разворотили весь пригорок, повредили башню, но пробить КВ так и не смогли. Броня стального монстра выдержала все попадания. Их потом, после боя, насчитали 156!

Двадцать два танка за пол часа – вот такая вот неравная дуэль. Причем, неравная — по отношению к противнику.

А что же остальные четыре танка из роты Колобанова? Они тоже не сидели без дела, и на своих участках накрошили еще 21-ну бронированную «куропатку», а также артиллерийскую батарею и две роты пехоты.

Итого: 43 вражеских машины и множество живой силы противника без единой своей танковой потери.

У нас из танкистов не погиб никто! Вот так командир роты Зиновий Колобанов унизил Третий рейх и вошел в историю.

За совершенный подвиг все члены экипажа был представлены к званию Героя СССР. Но как это ни удивительно, но Золотую Звезду не дали никому. Ограничились орденом Красной Звезды для командира, орденом Ленина для наводчика Усова, остальным тоже вручили высокие награды.

Причина столь несправедливого награждения кроется в том, что во время финской войны, вернее сразу после её завершения, подчиненные Зиновия Колобанова пошли брататься с финнами. И по старинной русской традиции душевно так побратались. За это, трижды горевшего в танке капитана Колобанова лишили звания Героя Союза, сняли погоны и отправили в лагерь.

Освободила его начавшаяся война. И даже после столь успешного и героического разгрома Золотую Звезду Героя Колобанову не вернули.

В сентябре 1941-го года Зиновий Колобанов был серьезно ранен, и пролежал пластом ТРИ года. Но в 1945 году восстановился после ранения и вернулся в строй. Еще 13 лет он служил в армии, и вышел в запас в звании подполковника. Затем много лет жил и работал в Минске.

Его бой под Гатчиной не имеет аналогов в мировой военной истории и подтверждает тактический гений и военную удачу Зиновия Григорьевича.
Напомните мне, что там писали немецкие историки про танковый прорыв под черкасским Корсунем?

Хороший анимационный фильм-реконструкция о подвиге Колобанова:

http://www.youtube.com/watch?v=qfCisV9HpAA

Источник: http://polzam.ru/index.php/istorii/item/133-podvig-zinoviya-kolobanova

Зиновий Колобанов: герой «самого успешного танкового боя» за всю историю

20 августа 1941 года состоялся исторический танковый бой, который называют «самым успешным боем» за всю историю танковых противостояний. Руководил боем Зиновий Колобанов – танкист-ас Красной Армии.

Зиновий Колобанов родился в конце декабря 1910 года, в селе Арефино, Владимирской губернии. Отец Колобанова погиб во время Гражданской войны, и Зиновий уже с малых лет постоянно работал.

Окончил 8 классов школы, поступил в техникум, а на 3-ем курсе его призвали в армию. Колобанова определили в пехотные войска, но армии нужны были танкисты, и его отправили учиться в бронетанковую школу им. Фрунзе.

В 1936 году он с отличием ее окончил, и в звании старшего лейтенанта отправился в Ленинградский военный округ.

Зиновий Колобанов прошел «боевое крещение» во время советско-финской войны. Он встретил ее в качестве командира танковой роты. За короткий промежуток времени Колобанов три раза едва не погиб в горящем танке, но каждый раз возвращался в строй. Его наградили орденом Красного Знамени.

После начала Великой Отечественной войны Колобанову пришлось в ускоренном порядке осваивать тяжелый советский танк КВ-1, чтобы не только воевать на нем, но и обучать новобранцев.

В начале августа 1941 года группа армий «Север» начали наступление на Ленинград. Красная Армия отступала. В районе Гатчины (в то время Красногвардейск) немцев сдерживала 1-ая танковая дивизия.

Обстановка была тяжелой – у вермахта было танковое превосходство, и со дня на день гитлеровцы могли прорвать оборону города и захватить город.

Почему для немцев был так важен Красногвардейск? На тот момент он был крупным транспортным узлом перед Ленинградом.

Зиновий Колобанов 19 августа 1941 года получил приказ от командира дивизии – перекрыть три дороги, идущие со стороны Луги, Волосово и Кингисеппа. Приказ комдива был короткий: стоять насмерть. Рота Колобанова была на тяжелых танках КВ-1.

КВ-1 хорошо противостоял панцерваффе – танковым частям вермахта. Но у КВ-1 был существенный недостаток: отсутствие маневренности.

Кроме того, в начале войны и КВ-1 и Т-34 в Красной армии было мало, поэтому их берегли и по возможности старались избегать боев на открытой местности.

Экипаж лейтенанта Колобанова состоял из старшего сержанта Андрея Усова, старшего водителя-механика Николая Никифорова, младшего водителя-механика Николая Родникова и стрелка-радиста Павла Киселькова. Экипаж танка был таким же, как и лейтенант Колобанов: люди с опытом, хорошей подготовкой.

После того, как Колобанов получил приказ комдива, он поставил своей команде боевую задачу: остановить немецкие танки. В каждый танк заложили бронебойные снаряды, по два комплекта.

Прибыв на место около совхоза Войсковицы, Зиновий Колобанов расставил «боевые точки»: танки лейтенанта Евдокименко и Дегтяря около Лужского шоссе, танки младшего лейтенанта Сергеева и Ласточкина около Кингисеппа.

Старший лейтенант Колобанов и его команда встали в центре обороны, на приморской дороге. КВ-1 поставили в 300 метрах от перекрестка.

В 12 часов 20 августа немцы попытались захватить Лужское шоссе, но Евдокименко и Дегтярь подбили 5 танков и 3 БТР, после чего немцы повернули назад.  Примерно в 14 часов показались немецкие мотоциклисты-разведчики, но команда Колобанова на КВ-1 не выдала себя. Спустя некоторое время показались немецкие легкие танки. Колобанов скомандовал «огонь!» и бой начался.

Сначала командир орудия Усов подбил 3 головных танка, потом обрушил огонь на замыкающие колонну танки. Проезд немецкой колонны захлебнулся, танки горели в начале колонны и в конце. Теперь возможности уйти от обстрела не было.

В это время КВ-1 обнаружил себя, немцы открыли ответный огонь, но тяжелая броня танка была непробиваемой.

В один момент башня КВ-1 вышла из строя, но старший механик Никифоров начал маневрировать машиной, чтобы у Усова была возможность и дальше бить немцев.

30 минут боя – уничтожены все танки немецкой колонны.

Такого результата не могли себе представить даже «асы» панцерваффе. Позже достижение старшего лейтенанта Колобанова занесли в Книгу рекордов Гиннесса.

20 августа 1941 года пять танков роты Колобанова суммарно уничтожили 43 немецких танка. Кроме танков, были подбиты артиллерийская батарея и две роты пехоты.

В 1941 году экипаж Колобанова приставили к званию Героя Советского Союза. Спустя время высшее командование заменило звание Героя на орден Красного знамени (награжден Зиновий Колобанов), Андрея Усова наградили орденом Ленина, водителя-механика Никифорова – орденом Красного знамени. В подвиг экипажа Колобанова просто «не верили», хотя документы были предоставлены.

В сентябре 1941 года Зиновий Колобанов получил тяжелое ранение, и вернулся в ряды Красной Армии уже после окончания войны, летом 1945 года. Он прослужил в армии до 1958 года, после этого вышел в запас полковников и обосновался в Минске.

В начале 1980-х, на месте знаменитого боя решили поставить памятник. Колобанов написал письмо в министерство обороны СССР, с просьбой выделить танк, чтобы увековечить подвиг героев. Дмитрий Устинов, министр обороны, дал положительный ответ, и для памятника выделили танк – но не КВ-1, а ИС-2.

Источник: http://russian7.ru/post/zinoviy-kolobanov-geroy-samogo-uspe/

Подвиг танкиста Зиновия Григорьевича Колобанова

Все это было так: В молчании суровом Стоит тяжелый танк, В леске замаскирован, Враги идут толпой Железных истуканов, Но принимает бой Зиновий Колобанов.

Эти стихи — лишь небольшой отрывок из поэмы, которая была написана в сентябре 1941 года поэтом Александром Гитовичем в честь командира 3-й танковой роты 1-го танкового батальона 1-й танковой дивизии старшего лейтенанта Зиновия Колобанова.

Множество советских воинов во время войны с фашистскими захватчиками совершали подвиги, но далеко не всегда были они награждены по заслугам, таким же образом обошла награда и Зиновия Колобанова, подвиг которого не забыт. Имя его не вошло в число более одиннадцати с половиной тысяч Героев Советского Союза, но народ помнит всё.

Зиновий Григорьевич Колобанов – герой Великой Отечественной, прошедший две войны. Его имя известно более чем 30 миллионам игроков международной интернет-игры World of Tanks.

Виртуальные танкисты стараются разыграть комбинацию исторического боя Колобанова, где он подбил 22 вражеские машины. За это игрокам присваивается медаль Колобанова.

Читайте также:  Как выбрать выжигатель по дереву?

Но случается это редко – даже в виртуальном сражении требуется великое мастерство.

С главным подвигом советского танкиста Зиновия Колобанова произошёл странный казус — в него попросту отказывались верить.

В начале 1990-х годов в России появилось огромное количество литературы, прославляющей подвиги немецких лётчиков, танкистов, моряков.

Красочно описанные похождения гитлеровских военных создавали у читателя чёткое ощущение, что победить этих профессионалов Красная Армия смогла не умением, а числом — мол, завалили противника трупами.

Колобанов Зиновий Григорьевич родился 25 декабря 1910 года. Окончил бронетанковое училище имени Фрунзе с отличием. Участвовал в Советско-финской войне 1939 – 1940 гг.

Три раза горел в танке, за что был награжден орденом Ленина. Великую отечественную войну Зиновий Григорьевич встретил в звании старшего лейтенанта и командира роты тяжелых танков.

В его подчинении находилось 5 тяжелых танков КВ-1.

Во время Кингисеппско-Лужской оборонительной операции за 30 минут боя экипаж Колобанова подбил 22 танка противника.

На броне КВ-1 не осталось живого места — в советскую машину попало 114 вражеских снарядов.

К годовщине подвига отважного танкиста реставраторы историко-культурного комплекса «Линия Сталина» воссоздали тяжелый танк КВ-1, найденный в болоте у деревни Тесище Сенненского района Витебской области.

В 1933 году Зиновий Колобанов был призван в ряды РККА. В «зимнюю войну», прорывая позиции белофиннов, он три раза горел в танке.

12 марта 1940 года между СССР и Финляндией был подписан мирный договор, после чего бойцы обеих сторон принялись брататься, за что командир роты Колобанов был разжалован в запас, лишен звания и наград.

В начале Великой Отечественной войны Зиновий Григорьевич был восстановлен в рядах РККА.

Подробнее: planet-today.ru

События ПолитикаЭкономикаОбществоИсторияНаукаОбразованиеКультураПравославиеОборона и безопасностьПравоГеополитикаДемографияЗдоровьеСпортЭкологияЗакулисаЗа рубежомАналитика Регионы ОтделенияНовости отделений Точка зрения ПубликацииАвторитетноКолонка редактора Интервью

Подробнее: www.narodsobor.

ru

Командир танковой роты неполного состава Колобанов 19 августа 1941 года на ближних подступах к Ленинграду провел бой, не имеющий аналогов в военной истории, уничтожив в нем ротой 43, а своим экипажем 22 фашистских танка! И вот с Зиновием Григорьевичем Колобановым и Андреем Михайловичем Усовым мы идем по проселочной дороге за Войсковицами. За спиной — перекресток. Дорога пересекается с шоссе. Перекресток тут был и сорок с лишним лет назад. Только асфальта не было. И та дорога, по которой мы шагаем, вероятно, являлась главной, потому что именно по ней шла колонна фашистских танков.

Подробнее: www.pomnivoinu.ru

Мнение редакции «Военного обозрения» может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций «Правый сектор» (запрещена в России), «Украинская повстанческая армия» (УПА) (запрещена в России), ИГИЛ (запрещена в России), «Джабхат Фатх аш-Шам» бывшая «Джабхат ан-Нусра» (запрещена в России).

Закрыть окно Правообладатель иллюстрации РИА Новости Image caption Танк КВ-1 в 1941 году был самым мощным и неуязвимым в мире 20 августа 1941 года пять танков КВ-1 под началом командира роты 1-й танковой дивизии Ленинградского фронта старшего лейтенанта Зиновия Колобанова, оседлав шоссе близ железнодорожной станции Красногвардейск-Войсковицы в 10 километрах юго-западнее Гатчины, целый день сдерживали продвижение 1-й и 8-й танковых дивизий вермахта.

Зимней войны, в которой он в звании лейтенанта воевал командиром танковой роты 1-й лёгкой танковой бригады.

  8 августа 1941 года войска фон Лееба почти месяц протоптавшиеся у Лужского рубежа, возобновили наступление на Ленинград.

9 августа 1941 года 1-я танковая дивизия смогла прорвать советскую оборону, и, выйдя в тыл советским войскам, соединиться с 6-й танковой дивизией. 14 августа 1941 года немецкие войска перерезали железную дорогу Красногвардейск

Подробнее: www.opoccuu.com

с.

Арефино, Муромский уезд, Владимирская губерния, Российская империя 2-я танковая бригада,70-я стрелковая дивизия, 6-я отдельная тяжёлая танковая бригада,1-я лёгкая танковая бригада,97-я танковая дивизия,14-я лёгкая танковая бригада,49-я танковая дивизия,1-я танковая дивизия,12-я механизированная дивизия,9-я танковая дивизия,7-я гвардейская танковая дивизия,12-я механизированная дивизия,50-я гвардейская мотострелковая дивизия

В августовские и сентябрьские дни 1941 года особая роль в сдерживании немецкого наступления на город Пушкин принадлежит 1-ой танковой дивизии, переброшенной в середине июля из Заполярья на ленинградское направление.

Множество советских воинов во время войны с фашистскими захватчиками совершали подвиги, но далеко не всегда были они награждены по заслугам, таким же образом обошла награда и Зиновия Колобанова, подвиг которого не забыт. Имя его не вошло в число более одиннадцати с половиной тысяч Героев Советского Союза, но народ помнит всё.

Источник: http://www.chsvu.ru/podvig-tankista-zinoviya-grigorevicha-kolobanova/

Бой Зиновия Колобанова

20 августа 1941 года экипаж танка под командованием старшего лейтенанта Зиновия Колобанова уничтожил 22 танка противника. Подвиг Зиновия Колобанова сейчас уже хорошо известен. В одном бою его экипаж уничтожил 22 танка противника. По этому показателю – уничтожению максимального количества вражеских танков в одном бою Зиновий Колобанов уступает лишь Дмитрию Шолохову.

Всё началось с того, что 8 августа 1941 года войска фон Лееба почти месяц протоптавшиеся у Лужского рубежа, возобновили наступление на Ленинград.

9 августа 1941 года 1-я танковая дивизия смогла прорвать советскую оборону, и, выйдя в тыл советским войскам, соединиться с 6-й танковой дивизией.

14 августа 1941 года немецкие войска перерезали железную дорогу Красногвардейск — Кингисепп, 16 августа 1941 года взяли станцию Волосово и стремительно продвигались к Красногвардейску – бывшей и нынешней Гатчине.

Наши войска, обороняющие рубеж на реке Луге (70-я, 111-я, 177-я, 235-я стрелковые дивизии, а также 1-я и 3-я дивизии ополчения), были отрезаны от главных сил и оказывали упорно сопротивление находясь в окружении. Посланные же из глубокого тыла резервы ещё не подошли, и дорога на Ленинград для прорвавшихся немцев была открыта.

Единственным соединением, способным задержать немецкое наступление, оказалась 1-я танковая дивизия генерал-майора Баранова. 12 августа дивизия перешла к обороне в районе Выползово, Кряково, Неревицы, Лелино.

В этот момент дивизия насчитывала 58 исправных танков, 4 из которых были средними Т-28 , а 7 – тяжелыми КВ-1. В состав 3-й танковой роты 1-го танкового батальона 1-го танкового полка этой дивизии, входило пять танков КВ.

Этой-то ротой и командовал старший лейтенант Зиновий Григорьевич Колобанов.

Зиновий Колобанов накануне Зимней войны, в которой он в звании лейтенанта воевал командиром танковой роты 1-й лёгкой танковой бригады

19 августа Колобанов был вызван к командиру дивизии. Показав на карте три дороги, ведущие к Красногвардейску со стороны Луги, Волосово и Кингисеппа, генерал приказал перекрыть их. В каждый танк было загружено по два боекомплекта бронебойных снарядов. Осколочно-фугасных снарядов на этот раз экипажи взяли минимальное количество. Главное было не пропустить немецкие танки.

https://www.youtube.com/watch?v=I-R4gs5EzB0

В тот же день Колобанов выдвинул свою роту навстречу наступающему противнику. Два танка – лейтенанта Сергеева и младшего лейтенанта Евдокименко он послал на лужскую дорогу.

Еще два КВ под командованием лейтенанта Ласточкина и младшего лейтенанта Дегтяря направились защищать дорогу, ведущую на Волосово.

Танк самого командира роты должен был встать в засаду у дороги, соединяющей таллинское шоссе с дорогой на Мариенбург – северной окраиной Красногвардейска.

Экипаж Зиновия Колобанова. Сам Колобанов – в центре

В состав экипажа помимо самого Колобанова входили командир орудия старший сержант Андрей Михайлович Усов, старший механик-водитель старшина Николай Иванович Никифоров, заряжающий, он же младший механик-водитель красноармеец Николай Феоктистович Роденков и стрелок-радист старший сержант Павел Иванович Кисельков. Для своего КВ Колобанов определил позицию таким образом, чтобы в секторе огня был самый длинный, хорошо открытый участок дороги. Немного не доходя до птицефермы Учхоза, она поворачивала чуть ли не на 90 градусов и далее уходила к Мариенбургу. По сторонам дороги тянулись обширные болота.

К вечеру удалось упрятать танк в отрытом по самую башню капонире. Была оборудована и запасная позиция. После этого тщательно замаскировали не только сам танк, но даже следы от его гусениц..

Ближе к ночи подошло боевое охранение. Молоденький лейтенант отрапортовал Колобанову. Тот приказал разместить пехотинцев позади танка, в стороне, чтобы в случае чего они не попали под орудийный огонь.

КВ-1 с дополнительным бронированием/ Таким бронированием был снабжён и танк Зиновия Колобанова

Ранним утром 20 августа 1941 года экипаж Колобанова был разбужен гулом идущих на большой высоте в сторону Ленинграда немецких бомбардировщиков Ju-88. Часов в десять раздались выстрелы слева, со стороны дороги, идущей на Волосово. По радио пришло сообщение, что один из экипажей вступил в бой с немецкими танками.

Колобанов вызвал к себе командира боевого охранения и приказал ему, чтобы его пехотинцы открывали огонь по противнику только тогда, когда заговорит орудие КВ. Для себя Колобанов с Усовым наметили два ориентира: № 1 – две березы в конце перекрестка и № 2 – сам перекресток.

Ориентиры были выбраны с таким расчетом, чтобы уничтожить головные вражеские танки прямо на перекрестке, не дать остальным машинам свернуть с дороги, ведущей на Мариенбург.

Только во втором часу дня на дороге появились вражеские машины. Немецкие мотоциклисты свернули налево и помчались в сторону Мариенбурга, не заметив стоявший в засаде замаскированный КВ. За мотоциклистами показались и сами танки Pz.

III 3-й танковой роты 1-го танкового полка 1-й танковой дивизии генерал-майора Вальтера Крюгера. Люки у них были открыты, и часть танкистов сидела на броне.

Как только головная машина достигла ориентира №1, Колобанов приказал Усову открыть огонь.

Головной танк загорелся с первого выстрела. Он был уничтожен, даже не успев полностью миновать перекресток. Вторым выстрелом, прямо на перекрестке, был разбит второй танк. Образовалась пробка.

Колонна сжалась, как пружина, теперь интервалы между остальными танками стали и вовсе минимальными. Колобанов приказал перенести огонь на хвост колонны, чтобы окончательно запереть ее на дороге.

Старший сержант откорректировал прицел и произвел еще четыре выстрела, уничтожив два последних в колонне танка. Противник оказался в ловушке.

В первые секунды немцы не могли определить, откуда ведется стрельба, и открыли огонь из своих 50-миллиметровых пушек KwK-38 по копнам сена, которые тут же загорелись. Но вскоре они пришли в себя и смогли обнаружить засаду. Началась танковая дуэль одного КВ против восемнадцати немецких танков.

На машину Колобанова обрушился целый град бронебойных снарядов. Один за другим они долбили по 25-миллиметровой броне дополнительных экранов, установленных на башне КВ. Танки КВ-1 с подобным бронированием выпускались только в июле 1941 года и воевали только на Северо-Западном и Ленинградском фронтах.

На помощь немецким танкистам пришли двигавшиеся вслед за колонной пехотные подразделения.

Под прикрытием огня из танковых пушек, для более аффективного стрельбы по КВ, немцы выкатили на дорогу противотанковые орудия.

Колобанов заметил приготовления противника и приказал Усову ударить осколочно-фугасным снарядом по противотанковым пушкам. С немецкой пехотой вступило в бой находившееся позади КВ боевое охранение.

Наградной лист Зиновия Колобанова: фонд 33, опись 682524, единица хранения 84. Страницы 1 и 2. ЦАМО, фонд 217, опись 347815, дело № 6 на листах 102—104.

Усову удалось уничтожить одно ПТО вместе с расчетом, но вторая успела произвести несколько выстрелов.

Один из них разбил панорамный перископ, из которого вел наблюдение за полем боя Колобанов, а другой, ударив в башню, заклинил ее. Усову удалось разбить и эту пушку, но КВ потерял возможность маневрировать огнем.

Читайте также:  Как составлять план к изложению

Большие довороты орудия вправо и влево можно было теперь делать только путем поворота всего корпуса танка.

Колобанов приказал старшему механику-водителю старшине Николаю Никифорову вывести танк из капонира и занять запасную огневую позицию. На глазах у немцев танк задним ходом выбрался из своего укрытия, отъехал в сторону, встал в кустах и вновь открыл огонь по колонне. В это время стрелок-радист Николай Кисельков вылез на броню и установил вместо поврежденного перископа запасной.

Наконец последний 22-й танк был уничтожен. К этому времени в танке осталось 12 снарядов. По приказу командира батальона капитана Иосифа Шпиллера танк Колобанова снялся с позиции и, посадив на пятерых раненых бойцов из взвода охранения, отошёл в расположение основных сил дивизии.

В то же самое время в бою на лужской дороге экипажем лейтенанта Федора Сергеева было уничтожено восемь немецких танков, экипажем младшего лейтенанта Максима Евдокименко – пять. Младший лейтенант в этом бою погиб, трое членов его экипажа ранены. Уцелел лишь механик-водитель Сидиков.

Пятый немецкий танк, уничтоженный экипажем в этом бою, на счету именно механика-водителя: Сидиков таранил его. Сам КВ при этом был выведен из строя. Танки младшего лейтенанта Дегтяря и лейтенанта Ласточкина в этот день сожгли по четыре вражеских танка каждый.

Всего 3-й танковой ротой в этот день было уничтожено 43 танка противника.

Награждение экипажа Колобанова

За этот бой командир 3-й танковой роты старший лейтенант 3иновий Григорьевич Колобанов был представлен к геройскому званию но был награжден лишь орденом Боевого Красного знамени, а командир орудия его танка старший сержант Андрей Михайлович Усов получил орден Ленина.

Войсковицкий бой серьёзно задержал наступление противника под Ленинградом и спас город от молниеносного захвата. Кстати говоря, одной из причин, почему немцы так стремились захватить Ленинград летом 41-го было как раз то, что в городе находился Кировский завод, выпускавший танки КВ.

Колобанов с семьёй после войны

Умер 3иновий Григорьевич Колобанов 12 августа 1994 года в Минске. Похоронен на Чижовском кладбище

Источник

Источник: https://mikhaelkatz.livejournal.com/159158.html

Подвиг танкиста

Советский танкист Колобанов во время боя уничтожил 22 немецких танка!

Зиновий Григорьевич Колобанов – герой Великой Отечественной, прошедший две войны. Его имя известно более чем 30 миллионам игроков международной интернет-игры World of Tanks.

Виртуальные танкисты стараются разыграть комбинацию исторического боя Колобанова, где он подбил 22 вражеские машины. За это игрокам присваивается медаль Колобанова.

Но случается это редко – даже в виртуальном сражении требуется великое мастерство. Хотелось бы, чтобы больше людей узнало о подвиге этого героя.

Приказ комдива

В 1933 году Зиновий Колобанов был призван в ряды РККА. В «зимнюю войну», прорывая позиции белофиннов, он три раза горел в танке.

12 марта 1940 года между СССР и Финляндией был подписан мирный договор, после чего бойцы обеих сторон принялись брататься, за что командир роты Колобанов был разжалован в запас, лишен звания и наград.

В начале Великой Отечественной войны Зиновий Григорьевич был восстановлен в рядах РККА.

В ночь на 8 августа 1941 года немецкая группа армий «Север» начала стремительное наступление на Ленинград.

18 августа командир 3-й танковой роты 1-го танкового полка 1-й Краснознаменной танковой дивизии старший лейтенант Зиновий Колобанов был вызван к командиру дивизии генералу В.И. Баранову. Штаб дивизии тогда находился в Красногвардейске (сейчас Гатчина).

Показав на карте три дороги, ведущие в Красногвардейск со стороны Луги, Волосово и Кингисеппа, комдив приказал: «Перекрыть их и стоять насмерть!»

Приступить к выполнению

В тот же день рота Колобанова – пять новеньких танков КВ-1, построенных на Кировском заводе, – выдвинулась навстречу врагу.

Экипаж КВ-1 состоял из пяти человек, танк имел на вооружении 76-миллиметровую пушку и три пулемета калибра 7,62 мм. Толщина башенной и лобовой брони корпуса составляла 75 мм.

37-миллиметровое немецкое орудие даже не оставляло следов на его броне. В каждую машину было загружено по два боекомплекта бронебойных снарядов и минимум осколочно-фугасных.

С командирами машин провели рекогносцировку, и было приказано создать по два укрытия: основное и запасное.

Два танка – лейтенанта Сергеева и младшего лейтенанта Евдокименко – Колобанов направил на Лужское шоссе, два – под командованием лейтенанта Ласточкина и младшего лейтенанта Дегтяря – на дорогу, ведущую в Волосово. Сам Зиновий Колобанов отправился на дорогу, соединяющую Таллинское шоссе и путь на Мариенбург.

На боевой позиции

Экипаж танка с бортовым номером 864 состоял из командира старшего лейтенанта Колобанова, командира орудия старшего сержанта Андрея Усова, старшего механика-водителя старшины Николая Никифорова, младшего механика-водителя красноармейца Николая Роденкова и стрелка-радиста старшего сержанта Павла Киселькова. Дислокацию своего танка Колобанов определил таким образом, чтобы в секторе обстрела находился самый большой, хорошо просматриваемый отрезок дороги. Он определил два ориентира: первым стали две березы на дороге в Мариенбург, вторым – перекресток с дорогой на Войсковицы. Вокруг позиции стояли стога сена и небольшое озеро, где плавали утки. По обе стороны дороги находились заболоченные луга. Надо было подготовить две позиции: основную и запасную. На основной танк надо было закопать в землю по башню.

Экипаж трудился весь день. Грунт был твердый, и вырыть капонир (сооружение для ведения флангового огня по двум противоположным направлениям) под такую махину было непросто. К вечеру обе позиции были готовы.

Все ужасно устали и проголодались, только вот место для провианта в танке было занято снарядами. Стрелок-радист Павел Кисельков вызвался сбегать на птицеферму за гусем. Принесенного гуся сварили в танковом ведре.

Вечером к Колобанову подошел лейтенант и отрапортовал о прибытии пехоты. Боевое охранение Колобанов приказал разместить ближе к лесу, в стороне от танка, чтобы они не попали под обстрел.

Судный день

Утром 20 августа 1941 года экипаж был разбужен гулом немецких бомбардировщиков, идущих на Ленинград. Вызвав командира боевого охранения, Колобанов приказал ему не вступать в бой, пока не заговорит его орудие.

Немецкие танки на участке Колобанова появились только во второй половине дня. Это были Pz.Kpfw III с 37-миллиметровыми пушками из 1-й танковой дивизии генерал-майора Вальтера Крюгера. Было жарко, некоторые из немцев, выбравшись наружу, сидели на броне, кто-то играл на губной гармошке. Они были уверены в отсутствии засады, но все же перед колонной пустили три разведмотоцикла.

Тихо закрыв люки, экипаж КВ-1 замер. Колобанов дал приказ не стрелять по разведке и приготовиться к бою. Немецкие мотоциклы свернули на дорогу, ведущую в Мариенбург.

Колобанов приказал старшему сержанту Киселькову доложить в штаб о появлении колонны немцев, а сам рассматривал в перископ фашистские танки: они шли на сокращенном расстоянии, подставляя левые борта под орудие КВ-1. В шлемофоне раздался недовольный голос комбата Шпиллера, который спрашивал, почему Колобанов пропускает немцев и не стреляет.

Отвечать командиру было некогда. Ведь первый в колонне танк поравнялся с двумя березами, до которых было около 150 метров. Колобанов только успел доложить, что в колонне 22 танка.

«Ориентир первый, по головному, прямой выстрел под крест, бронебойным – огонь!» – скомандовал Колобанов. Первый танк был подбит точным попаданием и тут же загорелся. «Горит!» – закричал Усов. Вторым выстрелом был подбит второй немецкий танк. Сзади идущие машины тыкались носом в корму впереди идущих, колонна сжалась как пружина, на дороге образовалась пробка.

Чтобы запереть колонну, Колобанов приказал перевести огонь на замыкающие танки. До последней машины было около 800 метров, поэтому Усову не удалось с первого раза поразить цель: снаряд не долетел. Откорректировав прицел, старший сержант четырьмя выстрелами поразил два последних танка. Так как по обе стороны дороги были заболоченные луга, противник оказался в ловушке.

Танковая дуэль

С этого момента Колобанов стал обстреливать вражеские танки как в тире. Оставшиеся 18 машин начали вести

беспорядочную стрельбу по стогам сена, приняв их за замаскированные огневые точки, но потом все-таки обнаружили позицию танка Колобанова, и тут началась настоящая дуэль. На кавэшку обрушился шквал бронебойных снарядов. К счастью, на башне КВ помимо штатной брони были установлены дополнительные 25-миллиметровые экраны. Ребята задыхались от дыма пороха и глохли от ударов болванок по башне.

Коля Роденков в бешеном темпе загонял снаряды в казенник орудия. Андрей Усов, не отрываясь от прицела, вел непрерывный огонь по фашистам.

Немцы, поняв, что они в западне, начали маневрировать, но это только усложнило их положение. КВ-1 неустанно продолжал обстреливать колонну. Танки загорались как спички.

Вражеские снаряды не причиняли существенного вреда нашей машине – сказывалось превосходство КВ-1 в броне.

Немецкие пехотные подразделения, двигавшиеся за колонной, выкатили на дорогу четыре противотанковых орудия (ПТО) PaK-38. И тут пригодились осколочно-фугасные снаряды.

«Прямой под щит, осколочным – огонь!» – приказал Колобанов. Андрею Усову удалось уничтожить первый расчет немецкого ПТО, но они успели сделать несколько выстрелов, одним повредив панорамный перископ Колобанова. Под прикрытием вступившего в сражение боевого охранения Николай Кисельков вылез на броню и установил запасной перископ.

После второго выстрела вражеской пушки заклинило башню, танк потерял возможность маневрировать орудием и превратился в самоходку. Колобанов приказал покинуть основную позицию. КВ-1 задним ходом выбрался из капонира и отошел на запасную позицию.

Теперь вся надежда была на механика-водителя Никифорова, который, выполняя распоряжения Усова, наводил орудие, маневрируя корпусом.

Все 22 танка горели, внутри них рвались боезапасы, три оставшихся немецких ПТО взлетели на воздух одно за другим. Колонна была разбита. Больше часа длилась танковая дуэль, и за это время старший сержант Усов выпустил по врагу 98 снарядов. Осматривая броню своего танка, экипаж КВ-1 насчитал 156 следов попаданий.

На связь с Колобановым вышел комбат Шпиллер: «Колобанов, как у тебя там? Горят?» – «Горят, товарищ комбат. Все 22 горят!»

Подвиг героя

В.И. Баранов, командир 1-й танковой дивизии, в число которой входила рота Колобанова, подписал приказ о представлении Зиновия и экипажа его танка к званию Героя Советского Союза. Из ставки пришел ответ: «Ты что? Он только что из тюрьмы вышел.

Дискредитировал нашу армию на финском фронте». В штабе Ленинградского фронта награды были снижены. Колобанов получил орден Красного Знамени. Командир орудия старший сержант А.М. Усов был награжден орденом Ленина, старшина Н.И. Никифоров – орденом Красного Знамени, старший сержант П.И.

Кисельков – медалью «За отвагу».

Подвиг простого русского парня из Владимирской губернии на века остался в российской истории. Через год после этого боя Зиновий Колобанов был тяжело ранен, во время войны потерял связь с семьей. Только после войны благодаря радиопередаче, в которой огласили данные о без вести пропавших, он нашел своих жену и сына, о рождении которого не знал.

Евгений ИСАКОВИЧ

Источник

Источник: http://www.narodsobor.ru/events/history/16628-podvig-tankista

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector